logo
 
?

игровые автоматы азарте автоматы

Никогда не откладывай дела на завтра, отложи их на послезавтра, и у тебя будет два свободных дня. Почему большинству хозяек хочется иметь двадцатиметровое пространство для приготовления пищи? Мопсы и стаффиха стерилизованы, а Рамик не способен принести в подоле потомство, наш двортерьер кобель и…– Это Лолита, – сообщила Лизавета из коридора. Лиза хихикнула и заглянула в дверной проем.– Вы забыли, да? Не обращаете внимания на мои проблемы, не интересуетесь…Я привалилась к стене. Лучше я сейчас просто распихаю вещи по шкафам и вымою посуду, а уборку кухни отложу на завтра, нет, на послезавтра, тогда у меня получится два свободных дня. Господи, как просто стать счастливой: надо лечь спать с мыслью о завтрашней генеральной уборке, а утром отложить противное занятие на неопределенный срок. Но я нутром чуял – это он ювелирный магазин грабанул! В общем, пока я обдумывал ситуацию, раздается дикий вопль, женщина вылетает из леса на шоссейку и… – О господи, – вздыхает эскулап, – а Марь Иванна только-только кабинет помыла.– Умираю, – не успокаивается надоеда.«Гиппократ» поднимает взор и видит перед собой парня, у которого из уха торчит здоровенный нож.– Дружочек! – Вам не ко мне, а к отоларингологу, в пятый кабинет…– Так что, записывать на двенадцатое октября? Я стукнула кулаком по столешнице, регистраторша подскочила на стуле.– Значит, так, – прошипела я, – слушай меня внимательно. Сейчас щелкнет пальцами, и к вам сюда явятся ОМОН, группа немедленного реагирования, администрация президента, съемочная бригада программы «Время» и налоговая инспекция! Будем надеяться, хоть хирург тут знающий и сразу поймет, что случилось с Вовкой.– Извините, пожалуйста, – тихо прозвучало сбоку, – вашему мужу совсем плохо? – Зовите сюда медсестру из кабинета Олега Николаевича, вроде ее имя Валентина. Спокуха, катит шоколадно».– А теперь не прокатило.– Мерзавец, подонок, негодяй! Заприте дверь, повесьте табличку «Закрыто на обслуживание банкета». Толстяк, швырнув на стол несколько крупных купюр, быстрым шагом пошел к выходу, я последовала за ним.– Господа, – тоскливо сказал нам в спину Игорь Сергеевич, – останьтесь, свидетели понадобятся.– Нашел дурака! Услышал обвинения скандальной покупательницы и решил быстренько избавиться от проблемы… Но мне кажется (вернее, я даже уверена), Мячина подозревала, откуда у юноши периодически возникают красивые цацки.

Намного удобнее обладать каморкой, куда втиснуты один шкафчик и плита, тогда не возникнет никаких проблем с уборкой. За пятнадцать минут легко наведешь идеальный порядок и пойдешь смотреть телик. Серега выронил полотенце, но успел поймать на лету.– Кто? У Лизаветы с большим опозданием начались проблемы подросткового возраста, по любому поводу она теперь обижается.– Сделай одолжение, – прошипел Сережа, – объясни, кто такая Лолита и почему она покончила с собой в нашей ванной? Напевая веселую мелодию, я живо сгребла шмотки, ловко расправилась с посудой, сварила себе чашечку кофе, упала в кресло, положила ноги на пуфик, включила телевизор и застонала от восторга. Раньше семи дома никто не появится, кофе вкусный, булочка с маком свежайшая, кино любимое…– У нас есть масло? Я подпрыгнула, как кролик, услыхавший шорох змеи в кустах.– Кто здесь? – Чутье к делу не пришьешь, – сочувственно кивнула я. Елена прижала ладони к лицу.– У вас все в порядке с бумагами? Я повернула голову и увидела милую даму неопределенных лет, одетую в строгий, слишком теплый для погожего сентября твидовый костюм. Тонкие пальцы незнакомки, украшенные красивыми колечками, сжимали ярко-красный мобильный телефон, дорогой и модный. – Войдите, Вика, – донеслось из комнаты.– А если это не Виктория, то нельзя? – Понимаю, мы виноваты, – засюсюкала Ирина Львовна. Она ходила за бумагами, ее и расспросим.– У Вали закончилась смена, – слишком быстро сказала (явно соврала! Ирина Львовна, страстная любительница антикварных изделий, закрывала глаза на сомнительные обстоятельства, желание обладать приглянувшимся колечком было намного сильнее совести.

А я, несчастная, сейчас стою посреди необъятного помещения и с тоской понимаю: времени, чтобы разобрать кавардак, потребуетя уйма! Сериал «Тайны следствия» только начался, по экрану бежали титры, потом появилась Анна Ковальчук в форме прокурора. Костин отодвинул тарелку с почти нетронутой едой.– И тут информатор стукнул про тайничок. – Более чем, – кивнула я.– Ага, – фыркнул Вовка, – мне тоже показалось: все тип-топ будет. «Наружка» отрапортовала: объект из дома выехал, движется в сторону шоссе. Я в непонятках: у нашего подозреваемого «БМВ» черного цвета, а тут красная «Мазда», бабский вариант, нормальный мужик на подобной ездить не станет. Вот оно что, думаю, сам побоялся идти, хитрый гад, подослал казачка! Я очень хорошо знаю, сколько стоит подобная трубка – месяц назад Сережка подарил мне точь-в-точь такой сотовый. Надеюсь, не потеряешь, как три предыдущих.– Спасибо! – Уж извини, я просто не понимаю, куда исчезают телефоны. – улыбнулась я, вступая в уютный кабинет, совершенно непохожий на врачебный. По мере того как я выдавала информацию, лицо заведующей менялось.– Как вас зовут? – У нас работает Ольга Сергеевна, несчастная женщина…– …с тремя детьми, без мужа, – перебила я Мячину, – вся в заботах и материальных тяготах. – Если я пожалуюсь главврачу, то Ольгу Сергеевну выгонят! ) Мячина, – оставьте документы, завтра я разберусь. Бурное возмущение, скорей всего, она разыграла для меня.

В мойке высится гора грязной посуды, слава богу, она хоть ограничена высотой крана, а то бы достигла потолка. Появился шанс взять злодея в тот момент, когда он за золотишком полезет. Бойцам велели не шевелиться, не дышать, чтобы фигурант ничего подозрительного не заметил. Я велел «хвосту» отцепиться, не дай бог, еще вспугнут. Едва удивился, иномарка тормозит, из нее тетка вываливается и прямехонько в лесок, туда, где ОМОН и мои парни. Всегда аккуратно кладу мобильник в сумочку, а потом смотрю – его нету! Провожаемая его ехидными замечаниями, я вышла из кабинета и прямиком отправилась в расположенную на углу аптеку. Одна стена тут была украшена многочисленными пейзажами в красивых рамках, две другие занимали шкафы с книгами, на окне висела розовая занавеска, на полу лежал ковер, а за письменным столом сидела дама неопределенного возраста. Ирина Львовна отшатнулась.– У вас своеобразное чувство юмора.– Сотрудники вашего медцентра еще более крутые шутники! – с выражением полнейшего смирения поинтересовалась Мячина, когда я замолчала. Раз уж прикинулась Крон, не следует выпадать из образа.– Наверное, и у вас случаются накладки. И, очумев от тяжелой жизни, бедолага перепутала бумажки.– Откуда вы знаете? И тут, словно по воле невидимого, доброго, решившего помочь мне волшебника, в кабинет со словами: «Тетя Ира, уже пора» вошла та самая Валентина.– Вот и славно, – обрадовалась я, – сейчас потолкуем. – Сядь, – устало велела Ирина Львовна племяннице, – и немедленно объясни.– Что? Мячиной крупно не повезло: сначала ее племянница, медсестра Валечка, наделала глупостей, а потом выплыла история с медальоном.

Впрочем, рано я обрадовалась: те тарелки, что не поместились в раковине, пристроены на столе, там же стоят и чашки с остатками чая, кофе, какао, сока…На спинках стульев висят свитера и пиджаки. – Зато у любящих близких нет никаких проблем с выбором для тебя подарков к празднику, – ухмыльнулся старший сын Катюши, – новая труба всегда кстати. Знаю, что неприлично прикладывать его к презенту, но без него гарантия недействительна. Подумаю, проконсультируюсь у профессора, пораскину мозгами и решу, что делать.– Положите его в хирургическое отделение! Эксперт оказался прав: хваленые французские витамины свободно лежали на прилавке и стоили в пять раз дешевле, чем в пафосном медицинском центре. Ну, Ирина Львовна, погоди, мало тебе сейчас не покажется! У стойки регистратуры толпилось много народа, администратор не обратила ни малейшего внимания на посетительницу, которая бойко пошагала по коридору в глубь медцентра. Она сняла очки в модной оправе и вежливо спросила:– Чем могу помочь? Мячина протянула руку к бумагам.– Нехорошо, – покачала она головой, некоторое время рассматривая черно-белую картинку. – Утверждать не берусь, – обтекаемо, как все медики, завела Мячина, – но положение далеко не радужное и…– И вы бы не рекомендовали этому больному начинать смотреть новый сериал? Ответ вылетел из меня сам собой:– Ия Вадимовна.– Вы работаете? Кстати, отчего вы обращаетесь к заведующей столь фамильярно? – Так она мне тетя, – слегка растерявшись, сообщила дурочка, – родная сестра папы…– Здорово! Ирина Львовна захотела замять скандал и предпочла устроить спектакль. Глядя мне в глаза, сообщить: «Да, я приобретаю вещи, которые достают из могил, поскольку прежним владельцам они уже не нужны»?

Ни Сережка, ни Костин, ни Кирюшка не способны дойти до шкафа и аккуратно расселить одежду. Я раскрыла упаковку, увидела цену подарка и обомлела.– Ты с ума сошел! Сережка прищурился.– У женщины должны быть прекрасны не только сумка, туфли, макияж, прическа, но и мобильник. – взмолилась я.– Нет необходимости, – пожал плечами Олег Николаевич. – Разговор у меня к вам не особо приятный, – честно предупредила я и выложила перед Мячиной витамины. – Хорошее средство, – закивала Ирина Львовна, – мы его многим рекомендуем.– Отдала больше двух тысяч рублей! Мячина вновь надела очки.– Аптека не принадлежит нам, просто арендует площадь. Только никто не заставлял вас брать витамины здесь, следовало сначала выяснить их цену в городе.– Ваш врач, Олег Николаевич, настойчиво рекомендовал меня взять препарат именно в центре, говорил о фальшивых средствах, заполонивших Москву.– И тут он прав, – с достоинством кивнула Мячина, – увы, проблема фальсификатов стоит крайне остро. – Хоть я являюсь узкопрофильным специалистом, но все понятно. Подобного заявления никто не сделает, отсюда и благородное негодование докторши, вкупе с желанием помочь «Ии Вадимовне».

Наверное, привычка разбрасывать повсюду части гардероба, в том числе и носки, является одним из первичных мужских половых признаков. Мы с Катюшей переглянулись и ничего не ответили, хотя у меня с языка чуть было не слетела фраза: «Может, я и «косорукая неряха», только ни разу не оставила на обеденном столе грязную тарелку, не разбрасываю свои ботинки по прихожей и не забрызгиваю зеркало в ванной».– И что за хрень мокнет в тазу? Уж поверь мне, опытному пиарщику, старому полковому коню, беглый взгляд на мобилу помогает составить точное представление о человеке, его характере и материальном положении.– Со второй частью высказывания – про материальное положение, еще можно худо-бедно согласиться, – кивнула я, – но с первой… Непонятно, правда, почему не умер и как в роддоме патологию не обнаружили. А вот если сейчас он о диагнозе узнает, ему точно кирдык. – Отсутствует ли желудок с младенчества или рассосался в ходе жизни, мы не знаем. – Нет.– И под каким предлогом его в больницу поместить? Лишь в лаборатории можно установить, настоящее ли лекарство вы приобрели, эрзацы теперь выглядят удивительно правдоподобно. А за специалистами вы как завотделением приглядываете? Но тогда тем более непонятно, зачем убивать такую хорошую клиентку, как Мячина.

Скажите честно, ваши мужчины непременно кладут носки в корзину для белья? Лично у меня начинается приступ депрессухи при зрелище поднятого стульчака. Как ты определишь сущность человека, глядя на аппарат? Он заподозрит плохое и за сутки умрет.– Его тошнило! Телефоны у нас одинаковые, даже цвет идентичный, красный, – пояснила Ия, – оба лежали на столике, вы услышали объявление, схватили мобильный и побежали, а я пошла по своим делам. Вот их начальник, Матвей Григорьевич, тот да, настоящий полковник. Сережа в очках, весь согнутый, Федька – патологический обжора, постоянно жует булочки, вафли, сухари, сушки, чипсы, орехи…– Вот, – сказала Аня, материализуясь в кабинете, – готово. – А ниче не получится, – меланхолично заявил Федя, – отопрется на раз-два. А за нашу точку я ручаюсь.– Она же не ваша, – напомнила я. Дама постоянно приобретает вещи, правда, в последнее время она их выменивала, но это тоже устраивало барыгу.

Если так, то поделитесь опытом, каким образом вам удалось выдрессировать мужа или сына. А еще мужчины смеют упрекать нас, женщин, в неправильном выдавливании зубной пасты! Не далее как сегодня утром Сережка гневно завопил из ванной:– Ну сколько можно объяснять? Сережка улыбнулся.– Недавно к нам приехал такой крутой перец! – закричала я.– Ладно, – сдался хирург, – если состояние начнет ухудшаться, приходите раньше, а коли ситуация стабилизируется, являйтесь в указанный срок. Сейчас завибрировало в кармане, я взяла трубку, а оттуда раздался незнакомый голос: «Лампуша, не волнуйся, здесь связи нет, я не сумею в ближайшие дни дать о себе знать…» – дальше прервалось. Погляжу.– Телефон надо отдать, он не мой.– Вот пристала! – Федя схватил трубку, потыкал в кнопки и коротко велел: – Зайди. Я сунула принесенный девушкой мобильный в сумку.– Спасибо, Федюня.– Пока не за что, – улыбнулся приятель и запихнул в рот очередное печенье.– Теперь я знаю, как провести разговор с заведующей терапевтическим отделением Ириной Львовной Мячиной. Велит подать чай, кофе, конфеты, натреплет про невероятную загруженность поликлиники. Мячина улыбнулась.– Мы никогда бы не пустили в центр людей с сомнительной репутацией. В конце концов, Василий мог ей сказать: «Не ломай комедию!

Я уставилась на пластмассовый тазик, в котором плавало нечто белое, кудрявое, и правда похожее на крошечную собачку, и взвизгнула:– Мама! Сережка схватил полотенце, начал дрожащими руками вытирать вспотевший лоб, и тут до меня дошло: никаких крошечных собачек в нашей квартире нет. – Овца, – пожала плечами Лизавета.– Издеваешься, да? – Да жене козла ни за какие пряники в пластиковом тазу не поместиться! Через пять минут в голову закралась крамольная мысль: может, не затевать грандиозной уборки? Ну согласитесь, есть в труде домохозяйки некий налет мазохизма – трешь-трешь, прибираешь-прибираешь, а воз и ныне там, как говорится. – Неужели я так успел измениться за несколько часов отсутствия, что меня невозможно узнать? Костин насупился и стал рассказывать:– Подготовили мы операцию! Никаких прямых улик против мужика не было, наоборот, сплошные положительные характеристики: отличный семьянин, великолепный работник, просто зефир в шоколаде. – Обращайтесь завтра, – бубнит врач, не отрывая глаз от каких-то бумажек, – рабочий день закончен.– Я ранен, – вопит мужчина, – кровь хлещет! – Генерал, – в ажиотаже врала я, – представлен к званию маршала. Елена вскочила и бросилась в глубь регистратуры.– Девочки, – послышался из-за шкафов ее задыхающийся голос, – тут маршал из налогового управления явился, с милицией! Регистраторша с явным интересом перелистала документ.– Такой симпатичный, молодой и холостой, еще и с постоянной московской пропиской… – издевательски поинтересовалась я.– Угу, – серьезно кивнула Елена, – это не входит в перечень услуг, указанных в вашем контракте. Я дошла до кожаного урода и рухнула в мягкие подушки. Да и здоровому не слишком-то удобно сидеть в позе паука, когда голова находится ниже коленных суставов. – Ну да, – ошарашенно подтвердила заведующая.– Нет, ничего этого мне не надо, – ехидно ответила я. Администратор позвонила Евгению, трубку сняла Катя, у которой мигом родился план.– Отправь его к Олегу, – велела она даме из регистратуры. – Ага, – закивала племянница Мячиной.– Тогда помоги! Мячина забегала глазами из стороны в сторону.– Спросила… А он усмехнулся и ответил: «Не трясись, Ира, они им больше не нужны, хозяева базарить не начнут. Через второе, целое окно было видно, как у кафе начал останавливаться народ.– Немедленно успокойте ее, – отдал приказание очнувшийся от шока метрдотель, – нам такой пиар не нужен. – Тут, Игорь Сергеевич, медики не помогут, – вполне спокойно сказал охранник, – милицию звать следует.– Вдруг они живы? – Нет, ментам, конечно, тоже сообщить придется, но доктора сию секунду надо.– Покойники они, – равнодушно продолжал секьюрити, – я в Чечне служил, насмотрелся там. Снял их, как белок – в глаз попал, чтобы шкурку не портить. И тут официантка, оглушительно завизжав, бросилась в кухню.– Антон, заткнись, – нервно перебил охранника распорядитель, – разболтался тут! Выходит, «ювелирных дел мастер» Вася имеет прямой выход на снайпера. Ирина Львовна, услыхав историю медальона, впала в негодование и кинулась сгоряча звонить Василию.

Когда за последним домочадцем захлопнулась дверь, я, облегченно вздохнув, собрала собак, погуляла с ними, раздала псам утреннюю кашу и принялась обозревать пейзаж: грязные чашки, раскиданная одежда и так далее. да, это всего лишь я, скромный мент.– Что случилось? – лишь из хорошего воспитания поддержала я разговор. В зеленой полосе притаились парни из ОМОНа и мои ребята…– Зачем? Костин моргнул.– Вследствие проведенных оперативно-розыскных мероприятий нами был обнаружен тайник, куда предполагаемый преступник сложил похищенные драгоценности. Перед закрытием поликлиники в кабинет хирурга вбегает человек и кричит:– Доктор, мне плохо! Я вытащила из сумочки бордовую книжечку.– Вот его паспорт. – Если я отвечу на ваш вопрос, это поможет установить правильный диагноз? – Кстати, определитесь с цветом: есть розовый, голубой, черный, синий, коричневый.– Самый темный, – скрипнула я зубами.– Десять рублей.– За подбор цвета? Если вы имеете в анамнезе артрит, остеохондроз, прострел, миозит или вы просто не тренированный физически человек, выкарабкаться из объятий дивана будет затруднительно, без чужой помощи встать не сумеете. мы хотели…Слезы вперемешку с соплями потекли по круглощекой мордочке. Главврач прикрыл крылом Олега, тот скоро станет кандидатом, а Евгений остался за бортом, поскольку руководитель никогда не занимается двумя аспирантами одновременно. И тут пришла я, устроила небольшой бенц у рецепшен, превратила Вовку в маршала. Валя испугалась было, но Катя настаивала:– Ты мне подруга? Маршальша возмутится, затеет скандал, и нашего блатного вон выпрут. Только про то, что подвеску открыть можно, и слова не промолвил.– Думаю, он не знал о секрете, – пробормотала я. И вот, я смотрю, он таинственным образом очутился на вашей прекрасно сохранившейся шее. Правда, он мне иногда скидку делал, или мы менялись.– И вы не поинтересовались, откуда бьет фонтан? Я перегнулась через стол и взяла Ирину Львовну за руку.– Успокойтесь.– Думаете, легко осознать, что я носила на шее? И тут в поле моего зрения оказалась блондинка, мирно шагающая по коридорчику. Толстяк попытался обнять спутницу, но та, не закрывая рта, бросилась на улицу. Думаю, вон оттуда, из соседнего дома, бил, больше просто неоткуда. Не успела Ирина Львовна утром устроить Василию скандал, как вечером появился исполнитель. Внутри черепа поселился зверек с острыми когтями, он лихорадочно скреб виски и макушку.

Плюшевую овечку мне подарила Катька Кудрина на день рождения. А какой тут толк, если с утра пораньше я начну раздражаться? – уточнила я.– Нет, – без тени улыбки ответил майор, – облом у меня вышел.– Какой? Похоже, приятелю надо выговориться.– С раннего утра залегли в засаде, – бубнил Костин, без особой охоты ковыряясь вилкой в яичнице. Небольшой лесок, неширокая дорога, ведущая в деревеньку, никого нет, шоссейка тупиковая, только местные катаются. Притормаживает, но тут же живо разворачивается – и деру. Внезапно мне на ум пришел анекдот, который вы, вероятно, знаете. Только бахилы появились, все остальное осталось прежним.– Девушка, – окликнула меня Елена, – надо завести господину маршалу карточку. – Сами же захотели элитный вариант, – обиделась регистраторша. Но планам сбыться не удалось, потому что на работу в клинику взяли Олега Николаевича, полнейшего идиота, зато сына весьма чиновного папы, большой шишки на елке российского здравоохранения. Да еще ему приходилось возиться со сложными случаями, ведь начальство правильно оценивало возможности «сыночка» и ничего, кроме вытаскивания занозы из пальца, ему не поручало. – поставила я точку в разговоре.– Да, – кивнула Мячина, – он. – Зоя скоропостижно умерла, ее положили в гроб вместе с медальоном, с ним и зарыли. Мячина безвольно обмякла, как бы растеклась по креслу. – Не совсем.– Раньше, до своего исчезновения, Вася приносил гору барахла, за месяц могла одна достойная вещь появиться, а теперь… Многие украшения я просто не могла себе позволить – очень дорого! Дорого обойдется ее кавалеру поход в ресторан…– Дзынь, – снова прозвучало от окна. – завопила капризная девица, кидаясь к своему мужику. – продолжала на одной ноте выводить перепуганная блондинка. Кто знал, что Ирина Львовна придет в пафосный ресторанчик? Вероятно, парень позвонил тому, кто дал ему подвеску покойной Зои, и устроил скандал, сказал, допустим: «Ну ты, козел! А в нашем случае события разворачивались стремительно.